Топ посты

Vladimir Pastukhov

Гео и язык канала: Россия, Русский
Категория: Политика
Vladimir Pastukhov’s Public Channel Honorary Senior Research Fellow (UCL)
Гео и язык канала
Россия, Русский
Категория
Политика
Статистика
Почему-то отставка Данилова (секретаря Совбеза), Шефира (первого помощника) и еще доброй дюжины советников и уполномоченных Зеленского кажется мне событием, достойным более пристального внимания. Я поискал объяснений сначала на русскоязычных, а потом и на украинских ресурсах, но ни там, ни там не нашел большего, чем “окончательная деквартализация” Зеленского. Пишут об усилении Ермака (главы администрации), хотя куда уж дальше. Пишут о том, что ушли те, кто и так задолго до отставки потерял реальное влияние. Но все это скорее попытка подобрать объяснение постфактум, чем поиск реальных причин. Например, много пишут о том, что причиной отставки Шефира стало то, что Зеленский не простил ему бегства из Киева в первые дни войны. Но это выглядит не очень убедительно - зачем два года ждал? Думал, что уйдёт сам добровольцем на фронт – давал шанс? Ключевой вопрос в том, почему это случилось именно сейчас? Конечно, могут быть какие-то скрытые “солдатские причины” вроде подозрений в коррупции, но и это не снимает вопроса, почему эти подозрения решили предъявить сейчас. Мне все-таки кажется, что эти отставки политически не случайны и вписываются в общий контекст разворачивающегося в Украине политического кризиса. У этого кризиса одна причина и несколько следствий, которые сами становятся причинами второго порядка. В основе всей «пирамиды кризиса» лежит отсутствие внятной стратегии победы, которое ощущается особенно остро на фоне хронических неудач на фронте, продолжающихся без малого год. По сути, «героический этап» войны закончился контрнаступлением под Харьковом и Херсоном в конце 2022 года. Попытка организовать собственное наступление закончилась неудачей. Впоследствии ВСУ потеряли как минимум три «знаковых» рубежа обороны, которые были в массовом сознании важными символами сопротивления агрессии. Взамен массовое сознание получило постановку на якорь российского флота, который теперь ВСУ как пинчера гоняли и гоняют по всему Чёрному морю (эффективно), и ответные удары по территории России (менее эффективно). Неопределённость в вопросе о перспективах войны, которая усугубляется неспособностью дипломатии Зеленского прорвать «блокаду доброжелательного безразличия» и утолить «снарядный голод», приводит к скрытому расколу внутри украинских элит, которые не могут не рефлексировать эту новую реальность войны. На поверхности он проявился уже как минимум двумя открытыми конфликтами. Между Зеленским и Залужным (временно разрешился) и Зеленским и Кличко (ждёт своего разрешения). Но, по всей видимости, помимо этих открытых линий напряжения существовали и существуют другие, не столь очевидные линии. Они одна за другой начинают рваться, и отставки, которые мы наблюдаем, чем бы они ни выглядели на поверхности, являются частью этого процесса. Все это подводит меня к предположению, что в Украине назревают серьёзные перемены, выходящие далеко за рамки всякого рода технических «перезагрузок», а расставание Зеленского с соседями по «Кварталу» свидетельствует не столько об оздоровлении обстановки, сколько об усугублении назревающего кризиса элит.
Борьба нарративов в самом разгаре. Их приблизительно четыре. 1) Общепринятый вне России и Беларуси: теракт устроен афганским подразделением ИГИЛ руками завербованных мигрантов из Средней Азии; 2) Альтернативный для России и Беларуси: теракт – это операция спецслужб Украины и их союзников с целью дестабилизации политической обстановки в России; 3) Альтернативный для уехавших: теракт – это спецоперация ФСБ с целью создать предлог для мобилизации и ужесточения репрессий; 4) Альтернативный для оставшихся: теракт устроен возможно связанным с ИГИЛ, но самостоятельно действующим исламистским подпольем России, которое спецслужбы России «проморгали» из-за других приоритетов. Все нарративы кроме того, в котором ФСБ само это устроило, – про провал российских спецслужб. Но по каким-то причинам в Кремле считают, что прозевать теракт от ИГИЛ позорно, а от Украины и НАТО почетно. Логику эту понять трудно, скорее все наоборот. Но, видимо, предполагается, что в украинской версии легче будет произвести подмену и перевести стрелки с себя на привычного врага. Предполагается, что детский вопрос никто не задаст: «Ну, допустим, это устроили украинские спецслужбы; как вы-то это прозевали на третьем году войны?»
Все эти дни, прошедшие после теракта в сколь мучительных, столь и бесплодных терзаниях, меня не отпускало ощущение, что какая-то давняя фраза, какой-то покрытый плесенью мем торчит внутри меня и не дает мне спокойно спать. И вот, наконец, сегодня я вытащил эту занозу из своего мозга: “Профессионал не поехал бы в приют!!” - Профессионал не пришел бы убивать без балаклавы, если хочет выжить; - Профессионал приготовил бы для отхода другую машину; - Профессионал не поперся бы напролом к украинской границе; - Профессионал отстреливался бы до последнего патрона и в конце застрелился бы (ну, чтобы не жевать свое ухо, как минимум). Где этот профессионал? Предъявите нам его! Мы его не видим. Или вы хотите нам сказать, что четыре пастуха, действуя как зомби по наводке из Гиндукуша, развели весь российский антитеррор? https://youtu.be/7zHBek_Xx6Q?feature=shared
Самое интересное только начинается. Если кто-то думает, что для назначения виновных в теракте хоть какое-то значение имеет расследование того, что именно было на самом деле, он сильно ошибается. Это вообще никак не связанные между собой процессы. Тем более что виновные уже назначены. Но пока все обвинения в адрес Украины (выступающей в роли фронтлайнера для США и Великобритании) являются в прямом смысле голословными. То есть, кроме голой помпы, исправно качающей из глубин кремлевского подсознания ругань в адрес Запада, обществу так ничего и не предъявили. Вопрос в том, ограничится ли все этой руганью, или помпа выдаст таки на поверхность какие-никакие доказательства? Вариантов, собственно, три: - Помпа так ничего и не выдаст, Кремль будет всех держать за идиотов и на все вопросы отвечать: “А потому что они фашисты” (на мой взгляд, кстати, самая умная и безопасная для Кремля тактика); - Помпа выдаст книжку-раскраску с картой местности, где будет подробно расписано, как террористы собирались штурмовать российско-украинскую границу в брянских лесах (по сути, это будет тот же первый вариант, но в цветочек); - И, наконец, помпа выдаст сложную конспирологическую теорию с множеством впечатляющих дополнительных деталей, прослушками, пробивками, утечками и прочей детективной шелухой, которая создаст эпическую картину коварства западных “небратьев”. Последний вариант был бы самым интересным, потому что только он один может дать толчок развитию независимых расследований, которые будут двигаться “от обратного”, отталкиваясь от деталей, засвеченных Кремлем. Время пошло, ждем с нетерпением.
Немного в сторону от главной темы недели. Ну просто чтобы немного перевести дух. Понятно, что далеко убежать не удастся все равно. Путин развыступался. За всем и не уследишь. Похоже, избирательный чес в жилу пошел – никак не может затормозить. Обратная сторона – качество речей. Стало очень мало добавленной личной стоимости, везде одно и то же, написанное шершавым языком уставших вылизывать тексты спичрайтеров. Выступление на коллегии Генпрокуратуры было уже каким-то совсем тусклым, и мысль едва мерцала в потоке бюрократизмов и новоязов эпохи позднего неототалитаризма. И только в одном месте эзопов язык компенсировал этот сизифов труд – там, где речь зашла о реприватизации. Здесь Путин проснулся и интонационно совершенно правильно раскрасил подготовленный для него текст таким образом, чтобы истинный смысл сказанного дошел до аудитории, несмотря на то, что буквально ей было сказано нечто прямо противоположное. Озвученный тезис состоял в том, что ни о какой реприватизации (то есть национализации) не может быть и речи. Но посланный вдогонку дополнительный тезис сделал этот основной посыл менее определенным, чем могло бы показаться неискушенному слушателю. Он сводился к тому, что в России должна быть гарантирована защита добросовестно приобретенной собственности. Неискушенное ухо, конечно, не заметит подмены. Но в Конституции нет понятия добросовестно приобретенной собственности. Там есть гарантии собственности. Законно - и точка. Путин же ставит на месте точки запятую. Акцент переносится на «добросовестно приобретенную». Натасканное ухо прокурорских немедленно улавливает именно эту подмену и настраивается в нужной тональности. Дальше - больше. Что такое «добросовестность», каждый понимает в меру своей испорченности. Путин предлагает два критерия: была приватизирована с нарушением закона и/или используется во вред государству. В совокупности оба эти критерия позволяют любую собственность признать недобросовестно приобретенной, что и требовалось доказать. Путин прекрасно чувствует, что аудитория его правильно понимает. Но он настолько хорошо знает эту аудиторию, что считает нужным сразу ввести некоторые ограничения на ее собственную инициативу. Мол, нельзя допустить «передела собственности» без разрешения властей. Никому, кроме него самого, не будет позволено злоупотреблять полномочиями прокуратуры. Прочитывается это очень просто. Переделывать собственность в этой стране могу только я. Палочку волшебную я даю вам в руки, чтобы вы эту собственность делили так, как я скажу. Самодеятельности я не потерплю. Держите себя в руках. Вы прочли краткую расшифровку скрытых смыслов одной из самых нудных речей Путина за последнее время.
Было бы как-то не по-человечески не помянуть сегодня Алексея Навального. Но есть проблема: чтобы написать что-то толковое и заслуживающее внимания о Навальном, нужен жанр романа, и я, безусловно, не тот, кто должен его писать. А отделываться дежурными фразами об убитом герое пошло. Поэтому я решил поделиться тем, что находится где-то на кончике интуиции. Мы на пограничье эпох. В этом смысле Навальный оказался пророком, сказав, что, если его убьют, то это будет означать начало новой эпохи. Убийство Навального – это один пограничный столб, обозначающий конец одной эпохи, а теракт в «Крокусе» - другой, обозначающий начало следующей. Есть какая-то мистическая связь между этими двумя событиями. Но это связь иного порядка, чем причинно-следственная. Она устанавливается тем, кто регулирует баланс добра и зла. С убийством Навального закончился великий путинский фарт. Это точка зенита режима. Дальше события будут происходить в обратном порядке. Золотой век останется позади. Впереди маячит зона турбулентности, а потом все вернется к тому, с чего началось, – гражданской войне на Кавказе. Этот пришел, потому что предыдущий устал. Он, конечно, не устанет, но все равно уйдет, потому что от него устанут.
Я думаю, что можно подводить некоторые итоги по событиям в «Крокусе». Каркас ситуации сложился, и дальше она будет только разворачиваться вдоль наметившихся линий. Детали этого развертывания будут уточнять уже следователи и расследователи, а не политические аналитики. Их работа будет временно поставлена на паузу до того момента, когда возникнет «ясность второго уровня». Есть две развилки, которые сейчас осмысляются. Первая развилка – кто? Единственным установленным фактом можно считать то, что исполнителями теракта было несколько выходцев из Средней Азии. На основании самодекларации одного из афганских подразделений ИГИЛ, взявшего на себя ответственность за теракт, они были атрибутированы к ИГИЛ. В то же время, такая атрибуция у многих вызывает сомнения, как недостаточно доказанная (исполнители не чересчур религиозны, почерк теракта не очень «игиловский» и так далее), в связи с чем выдвигается предположение о том, что за терактом может стоять и другая (например, местная) радикальная террористическая организация. Впрочем, слабым местом этой версии является появление на сайтах, связанных с афганским ИГИЛ, видео, снятых террористами непосредственно во время теракта. Вторая развилка – зачем? Контраст между высоким уровнем организации теракта и «проколами» при его исполнении (если хотели выжить, то почему не скрывали лиц, не меняли машину, мчались по прямой именно туда, где больше всего должны были искать, не отстреливались при задержании как, например, ингушские боевики неделей ранее) с самого начала навел на мысль, что исполнителей теракта в «Крокус» «заводили». К настоящему моменту можно сформулировать четыре рабочие версии: 1) Исламисты, связанные или не связанные с ИГИЛ, действовали самостоятельно под контролем «проспанного» ФСБ реального экстремистского подполья и руководствовались своим собственным «видением прекрасного». 2) Исламисты, связанные или не связанные с ИГИЛ, тайно контролировались ФСБ или какой-то частью ФСБ и использовались «втемную» для решения задач по подготовке общества к новому этапу мобилизации (не в военном, а в политическом смысле слова); 3) Исламисты, связанные или не связанные с ИГИЛ, действовали по наводке украинских спецслужб или какого-то центра, базирующегося в Украине, опиравшихся на поддержку союзников, которые помогли им «зайти» в «Крокус» с целью дестабилизировать политическую ситуацию в России; 4) Исламисты, связанные или не связанные с ИГИЛ, действовали по заказу бандитов в самом широком смысле этого слова, которые преследовали в этом случае не столько политические или религиозные, сколько корыстные, материальные интересы. При всей эпатажности этой версии исключать ее полностью нельзя, помня о генезисе путинского режима. Понятно, что Кремль, как и его наиболее радикальные оппоненты, со своими версиями определились, не дожидаясь никакого расследования. Остальные будут ждать, пока появится дополнительная фактура. При этом то, что будет происходить в России, уже ни в какой степени не будет зависеть от того, что же было в «Крокусе» на самом деле. Теракт просто стал триггером давно назревавших перемен, и они теперь неизбежно произойдут.
Смотрел свежего Путина по поводу теракта в «Крокусе». Впрочем, предложенные им объяснения были, как всегда, второй свежести. У Путина и его окружения наблюдается острое однополярное расстройство. Они реально верят в то, что все происходящее в мире made in USA. Очень трогательным было указание Путина исследовать, какие такие мотивы есть у ИГИЛ совершать теракты в России. В России – главном враге Америке во всем мире, России – защитнице Хамаса и Талибана, после всего хорошего, что между ними было. Путин выглядит все более и более индоктринированным и не способным увидеть мир во всей его сложности. Именно не способным, а не нежелающим. Он замыкается в своей картине украиноцентричного мира и, по всей видимости, никогда уже не выберется из этого лабиринта без посторонней помощи.
Как учит нас формальная логика, возможно все, кроме того, чего не может быть. Но пока, по прошествии трех суток после теракта, попытки Кремля пришить шаровары к тюбетейке выглядят неубедительно. Либо Кремль должен раскрыть скобки и предъявить конкретные доказательства украинского следа (и тогда мы получим возможность оценивать их по шкале достоверности), либо власть должна начать фильтровать базар. Потому что постепенно она становится смешной и мемной в своем упорстве протащить наиболее удобную ей версию. Ибо не нами сказано: «Если на клетке с боевиками ИГИЛ прочтешь надпись «Украина», не верь глазам своим».
В продолжение темы о борьбе с терроризмом «по-домашнему». Сначала из неофициальных утечек, а теперь уже и из официальных заявлений, включая МИД России, стало очевидным, что политическим руководством России принято окончательное (и, в принципе, ожидаемое) решение «назначить» ответственных за теракт в «Крокус Сити Холле» из числа политически удобных противников Кремля. Это решение подразумевает ряд вполне рутинных следствий: 1) Реального расследования не будет. Оно будет проходить по хорошо известным схемам расследования убийства Политковской и Немцова. Следствию работать не дадут и будут выжимать из него заранее известный результат. Под суд пойдут второстепенные исполнители и подвязанные к ним псевдозаказчики. 2) Реальная террористическая сеть избежит разгрома и сохранит базовую инфраструктуру, что с большой долей вероятности приведет к множественным метастазам терроризма в России на шестом (фактически) сроке Путина. 3) Сам теракт будет использован как политический предлог для интенсификации военных действий (возможно - мобилизации) и расширения репрессий (дальнейших ограничений интернет-свобод и, возможно, введения смертной казни). Что, собственно, всеми и ожидалось…
Показано 10 последних публикаций
153 683
ПОДПИСЧИКОВ
Популярно в канале
Утро в кремлевском лесу, картина маслом: 1. ИГИЛ как основная и, видимо, пока единственно реалистичная версия. 2. Американцы предупреждали и делились информацией. 3. Вектор отношения к этому предупреждению определил лично Путин на коллегии ФСБ за несколько дней до теракта: «Напомню и о недавних, прямо скажем, провокационных заявлениях ряда официальных западных структур о возможности терактов в России. Всё это напоминает откровенный шантаж и намерение запугать, дестабилизировать наше общество». У Путина прицел в восприятии и оценке угроз безопасности России давно сбит и валяется под плинтусом. Он живет внутри созданной им картины мира, натягивая сову Дугина на глобус Ковальчуков. 4. Беспомощность всех силовых ведомств на беспрецедентном уровне. Спецназ не доехал вовремя, росгвардейцы и пожарные топтались как бобры на пожаре в «Кошкином доме», «Скорые» застревали в пробках. В общем, все как мы умеем и любим. Это же не Одессу бомбить. Вывод один – Москва уязвима, и в случае возникновения серьезной угрозы любого порядка там будет полный бардак, все давно прогнило. 5. Из всех сообщений ТАСС о принимаемых мерах только одно выглядит внятным: «Сотрудники правоохранительных органов полностью оцепили Красную площадь в центре Москвы после теракта». Видимо, в Кремле искали террористов. Ну хотя бы…
Мысль, недоступная кремлевским идеологам, угоревшим от собственной неповторимости. Для Востока Россия – это перебежчик с Запада. И отношение к ней ровно такое, какое обычно и бывает к перебежчикам – презрительно-снисходительное и уж точно не как к своим. Это в Москве Путин может рассказывать развесившим уши россиянам о том, как он воюет с коллективным Западом. А для Кабула – он сам часть этого Запада, при этом – слабая и из-за этого наиболее отвратительная. Не просто желаемая, но и более доступная мишень. И для Пекина, кстати, это так же работает. Это уже не тактический, а стратегический просчет на уровне неправильного считывания собственного культурного кода.
Есть такая русская поговорка: “Нашему вору всё впору”. Так это про Путина, но совершенно не в том буквальном смысле, в котором вы могли бы подумать. Просто что бы сегодня в России ни произошло, власть пока сумеет это вывернуть себе на пользу. Так что не дождетесь (я вообще думаю иногда, что “Не дождетесь” будет написано когда-нибудь на путинском надгробии). Читаю много размышлений о том, что последствием теракта станет усиление террора. А значит, делают вывод комментаторы, теракт подстроила сама власть. Возможно, но не уверен. Так просто это не работает. Власть движется сейчас по траектории террора, и любой толчок - хоть в бок, хоть в спину, - будет приводить лишь к ускорению движения в этом направлении. Поэтому ничего особо ей сейчас изобретать не надо, она способна вывернуть наизнанку и использовать в своих интересах любое событие. Вполне возможно, что Николаев действительно убил Кирова из ревности, кого это сегодня волнует и, тем более, кого это волновало тогда? Так что было бы желание ввести смертную казнь, а повод найдется. Все удивлялись, почему молчит Путин. Вот он выступил – легче стало? Пустые слова и всего одно слово-индикатор: «Украина», чего все и ждали. Теперь будут рисовать дополненную реальность с помощью искусственного интеллекта следственного комитета. Еще вчера я предупредил, что надо разделять три ракурса: что произошло, на кого повесят и на ком отыграются. Утром мы более-менее поняли, что произошло (ИГИЛ), днем стало ясно, на кого повесят («псы в вышиванках» – Симоньян), вечером начнем понимать, на ком отыграются.
Что-то у них не вяжется, думал Штирлиц. Хотя, если быть честным, то у них-то как раз все вяжется, даже веники, а вот в моей голове не вяжутся две картинки: вечерняя от 22 марта и дневная от 23 марта. На вторые сутки после теракта общая картина стала распадаться на противоречащие друг другу фрагменты: отдельно существует видео хладнокровного расстрела профессиональными убийцами людей в «Крокус Сити Холле» и отдельно - видео гастарбайтеров с трясущимися губами после задержания. В отношении теракта в целом в профессиональной среде сложился консенсус. Общее мнение экспертов сводится к тому, что подготовка к теракту была тщательной и выполнена на очень высоком профессиональном уровне. Были четко определены цели (максимальный моральный и материальный ущерб) и способы их достижения (людей загоняли как овец внутрь здания, которое потом сожгли). Показательно, что стрельбу по людям начали с парковки, формируя поток «внутрь» обреченного объекта – это ж еще догадаться надо было. Для исполнения теракта нужно было провести сложнейшую рекогносцировку на местности, и не по одному объекту (в таких случаях разрабатывают с самого начала несколько сценариев). Надо было обучить людей практически ориентироваться внутри очень непростого здания, а для этого вывезти их туда, причем не один раз. Надо было исследовать зрительские предпочтения, чтобы вычислить заполняемость залов, рассчитать места поджегов и блокировки входов – я уже устал от одного только перечисления самого необходимого. Все это было сделано на уровне. В отношении исполнителей такого консенсуса нет. Часть экспертов считает их профи, обращая внимание на то, как поставлена рука на убийства, на то, как они двигались парами, прикрывая сектора, на стремительность развертывания и свертывания операции. Другие наоборот называют их дилетантами, которые действовали без балаклав, хотя не были шахидами, пришедшими умирать, которые не обеспечили путей грамотного отхода, рванув на той же машине, на которой приехали, к ближайшей границе с паспортами в бардачке и которые при задержании практически не оказали сопротивления, попрятавшись как обезьяны на деревьях (сравните с восьмичасовым штурмом квартиры с настоящими боевиками в Ингушетии на днях). Эти две такие разные картинки образуют интерпретационный вакуум, который я пока могу заполнить лишь гипотезой следующего содержания: 1) Теракт готовила в Москве разветвленная террористическая сеть, имевшая для этого много времени и ресурсов; 2) Основные исполнители теракта - совсем не те лица, которые были предъявлены публике вчера (и которые реально больше похожи на дворников и парикмахеров); 3) Скорее всего, настоящие организаторы и исполнители смогли скрыться, а «гопников» специально привлекли к операции как «консервы», чтобы впоследствии скормить силовикам. Все это говорит о том, что, во-первых, провал российских спецслужб может быть гораздо более грандиозным, чем нам даже казалось вначале (и вообще носит системный, хронический характер, не позволяющий уже в принципе эффективно бороться с международным терроризмом), и во-вторых, в Москве и России сохранена база для последующих терактов, в связи с чем можно ожидать повторения трагедии, причем не в таком уж отдаленном будущем.
Некоторые промежуточные полезные уроки имитации выборов Президента России 2024: 1. Если цифра 87 сохранится к утру и Даванков окажется там, где и должен был быть (третьим со смехотворно-унизительными четырьмя процентами), это будет означать, что Россия уже полностью встроилась в советский политический формат и что полное восстановление всех других советских атрибутов есть дело самого ближайшего будущего. 2. В России хорошо смеется тот, кто имеет терпение досмотреть спектакль до конца, а не убегает с первого акта с криками «конгениально» и «эврика». Все разговоры о том, что «мы им что-то покажем», разбиваются о то, что они показывают всем в итоговом протоколе, а то, что они там показывают - непечатно. Все споры о «картинке» голосования, изобретении умных, умнейших и даже заумных методов имеют смысл только в том случае, если между голосованием и итоговым протоколом есть хоть какая-нибудь корреляция. Нарисовали то, что считали нужным, утилизовали Даванкова вслед за Надеждиным и приравняли Путина к Туркмен-баши. Все обтекают. 3. Выиграть в избирательные бюллетени у шулера невозможно. Если ты начал игру – уже проиграл. Суета и имитация дискуссии позволили создать вокруг выборов видимость интриги, что в конечном счете и будет использовано как дополнительный аргумент легитимации Путина. Именинник имел полное право поздравить оппозицию, она сама дала повод потроллить себя. 4. В отличие от игр с бюллетенями, флешмоб имел смысл и дал положительный результат. Во-первых, власть наделала на подходе много глупостей, которые пойдут со временем в общий зачет ее десакрализации. Во-вторых, активисты отработали механизмы взаимодействия (потренировались на кошках). В-третьих, психологически обнулили победу Путина – теперь каждая сторона уверенно заявляет, что победила морально (мол, очереди видели? - все наши).